Переводческая эквивалентность

Следует различать переводческую эквивалентность как эмпирический феномен, который можно обнаружить при сравнении текста-оригинала и текста-перевода, и причины, или обоснованность использования переводческой эквивалентности. Условия переводческой эквивалентности описаны в главе 7. В этой главе мы сосредоточимся на переводческой эквивалентности как эмпирическом феномене.

3.1 Далее, граница должна быть проведена между текстуальной эквивалентностью и формальным соответствием. Текстуальная эквивалентность – это любой текст на языке перевода или часть текста, который при определённых обстоятельствах с помощью методов, описанных ниже, рассматривается как эквивалент исходного текста на языке оригинала или части такого текста. Формальным соответствием в таком случае будет любая категория языка перевода (единица, класс, структура, элемент структуры и т.д.), о которой можно утверждать, что она занимает практически то же место в «экономии» языка перевода, что и такая же категория языка оригинала занимает в языке оригинала.

Так как каждый язык sui generis 1, а именно, его категории определяются в рамках внутриязыковых отношений, очевидно, что формальное соответствие практически всегда приблизительно.

3.2  Таким образом, текстуальный переводческий эквивалент – это любая форма языка перевода (текст или часть текста), которая рассматривается как эквивалент определенной формы языка оригинала (текста или части текста).

3.2.1 Определение текстуальных эквивалентов основывается на авторитетности компетентного двуязычного носителя языка или переводчика. Таким образом, чтобы найти французский текстуальный эквивалент английского текста My son is six, мы просим компетентного переводчика воспроизвести эту фразу на французском языке. Он отвечает Mon fils a six ans 2. Этот вариант в таком случае – текстуальный эквивалент фразы My son is six. Мы можем повторить этот процесс для любой части текста: например, спросив переводчика о французском эквиваленте словосочетания My son в данном тексте. Переводчик ответит нам, что эквивалентом в этом случае станет Mon fils.

3.2.2 Вместо того, чтобы спрашивать об эквивалентах, мы можем применить более формальную процедуру – подстановку – и, как следствие, наблюдение за подстановленным вариантом. Иными словами, мы можем систематически проводить изменения в тексте языка оригинала и впоследствии наблюдать за любыми изменениями, если таковые появляются, в тексте языка перевода. Таким образом, текстуальный переводческий эквивалент – это та часть текста на языке перевода, которая изменяется  тогда и только тогда, когда изменяется определенная часть текста на языке оригинала. В предыдущем примере, после того, как мы перевели My son is six, мы можем попросить перевести следующее предложение: Your daughter is six. Перевод в этом случае гласит: Votre fille a six ans. Измененная часть текста на языке перевода (Mon fils/Votre fille) рассматривается как эквивалент измененной части текста на языке оригинала (My son/Your daughter).

[wp_ad_camp_2]

3.2.2.1 В простых случаях, как, например, пример выше, мы обычно полагаемся на знание носителем используемых языков. Это – единственное, что мы можем сделать с записанным (устным или письменным) текстом, если переводчик отсутствует. В таком случае, исследователь выступает в роли собственного носителя языка и определяет текстуальные эквиваленты «интуитивно», опираясь на свой опыт и не всегда проходя через явную и открытую процедуру подстановки. Тем не менее, подстановка является окончательной проверкой при определении текстуальных эквивалентов. Эта операция крайне полезна в том случае, когда эквивалентность определяется не для элементов, которые находятся в равном положении, и не для вариантов «единица-к-единице», как в примерах выше.

3.2.2.2 К примеру, мы можем попытаться определить русский эквивалент английского определенного артикля в группе The woman, используя текст на английском языке The woman came out of the house и текст на русском языке Ženščina vyšla iz domu. Подстановка даст следующие результаты:

Текст ЯО 1          The woman came out of the house;
Текст ЯП 1          Ženščina vyšla iz domu;
Текст ЯО 2          A woman came out of the house;
Текст ЯП 2          Iz domu vyšla ženščina.

Таким образом, мы могли бы установить, что, в данном положении в этом тексте, изменение английского артикля the на артикль a соотносится с изменением порядка элементов в структуре русской клаузы. Такая текстуальная эквивалентность может быть определена следующим образом:

Eng. the in (N) at /S/ = Rus. /\overrightarrow{SPA}/
Eng. a in (N) at /S/ = Rus. /\overleftarrow{SPA}/

3.2.2.3 В некоторых случаях эквивалент определенной единице оригинала отсутствует в языке перевода. Для того, чтобы показать это, может использоваться подстановка. Стоит заметить, что в таких случаях, эквивалент на языке – nil 3. Таким образом, мы оставить термин ноль для использования, если таковое понадобится, в качестве термина в системе языка перевода. Таким образом, если мы возьмем иной пример, сравнив текст оригинала на английском языке и тексты перевода на французском и русском языках, мы увидим возможное использование разницы между нулем и отсутствием.

ЯО          My father was a doctor.
ЯП          Mon père était docteur.
ЯП          Otets u men`a byl doktor.

Систему артиклей во французском и английском языках можно описать, как систему с нулевым артиклем. Опираясь на вышеприведенный пример, можно сказать, что переводческим эквивалентом английского неопределенного артикля а является нулевой артикль во французском языке. В русском же языке переводческий эквивалент английского неопределенного артикля отсутствует. Таким образом, можно сказать, что русский эквивалент артикля а в данном тексте – nil. Эквивалентность в этом примере может быть установлена на более высоком уровне, уровне группы. Английская именная группа a doctor соответствует эквивалент русской именной группы doktor. В целом, nil-эквивалентность на одном уровне подразумевает тот факт, что эквивалентность может быть установлена только на более высоком уровне.

3.3 Очевидно, что в тексте-оригинале произвольной длины, некоторые элементы языка оригинала наверняка будут встречаться несколько раз. Для каждого вхождения такого элемента в тексте существует отдельный текстуальный эквивалент на языке перевода. Наблюдая за каждым отдельным текстуальным эквивалентом, можно сделать общее утверждение о текстовых эквивалентах для каждого элемента на языке оригинала. Такое общее утверждение будет относиться ко всем вхождениям в тексте. При каждом вхождении отдельный элемент на ЯО может иметь такой же эквивалент на ЯП. Утверждение об общей текстуальной эквивалентности в таком случае качественно такое же, как и о частной текстуальной эквивалентности; существует, однако, разница, которая заключается в том, что общая эквивалентность может измеряться количественно. Такое измерение может быть выражено в цифрах, например «Элемент ЯО Х появляется в тексте 79 раз, а его эквивалент на ЯП – х в каждом случае» или как процентное соотношение (ЯО Х = ЯП х, 100%). И наконец, оно может быть выражено как вероятность, которая исчисляется по шкале вероятности, где 1 означает «абсолютную достоверность», а 0 – «абсолютную невозможность»: ЯО X = ЯП x, 1, где «у ЯО Х существует текстуальный эквивалент ЯП х с вероятностью 1». Это значит, что при случайном выборе любого вхождения Х в тексте оригинала, очевидно, что х будет эквивалентом на ЯП.

Catford J. C. A Linguistic Theory of Translation; an Essay in Applied Linguistics. London: Oxford UP, 1965. Print.

[wp_ad_camp_2]

Notes:

  1. уникален
  2. Следует заметить, что этот и иные примеры в данной книге приведены без контекста; таким образом, приведенные эквиваленты всего лишь возможны (в данном случае, высоковероятны). Некоторые из них могут выглядеть иначе в определенном контексте.
  3. ноль, отсутствует

Добавить комментарий